О методе Б. В. Иогансона в преподавании живописи и композиции

Опыт - Воспоминания
ПечатьE-mail

Мне посчастливилось заниматься семь лет под непосредственным руководством Бориса Владимировича Иогансона. Теперь, будучи сам преподавателем живописи и композиции, передаю по мере сил и возможностей тот богатейший опыт подлинного живописца и большого мастера реалистической картины, которым так щедро делился с нами наш учитель.

 

Б. В. Иогансон в мастерской. 1954

 

Вспоминаются первые беседы. Самым главным в воспитании молодого художника Иогансон считал постановку глаза художнику. Необходимо «ставить» глаз, как певцу голос. А это значит научить цельному видению. Цельность видения — основа основ живописца. Только обладая этим качеством, художник может правильно передать свое впечатление от окружающего мира, найти в нем главное, характерное, определить меру второстепенного.


При развитом чувстве целого, общего – деталь всегда будет находить свое место и определенную меру законченности. Борис Владимирович приводил пример с симфоническим оркестром, в котором основную мелодию ведет какой-либо инструмент, а остальные ему аккомпанируют. Так же и в живописи: при условии цельного видения лучше заметить «основную мелодию», вытянуть ее. Для того чтобы увидеть цельно, надобно «распустить» глаза, то есть заставить хрусталик сократиться так, чтобы все видеть как бы не в фокусе, расплывчато, увидеть все сразу. Тогда детали не будут видны, зато яснее можно заметить живописную связь вещей. В картине «Менины» у Диего Веласкеса как раз такое состояние, когда глаз «распущен».


И, конечно, при каждом посещении мастерской Борис Владимирович повторял свое излюбленное: «Живопись — это постоянное сравнивание и вытаскивание различий». При работе с натурой он советовал изучать, сравнивать одно с другим. Стараться видеть разницу в близких сочетаниях. Особенно трудно увидеть различие между серыми цветами. Если их несколько в природе, то неопытному художнику порой и невозможно сравнить их все сразу. Поэтому нужно находить разницу между двумя-тремя цветами по светотени и оттенку первичного цвета, а потом сравнивать с ними остальные.


С первого прикосновения кисти к холсту необходимо видеть и писать различие между светами по светосиле и оттенку цвета. То же самое между полутонами и тенями. Надо постоянно сравнивать темные с темными, светлое со светлым, холодные с холодными, теплые с теплыми и проверять все цельным видением одновременно натуры и холста. Всегда Иогансон советовал начинать писать с тени. Когда тень верно и звучно написана, она не позволит впасть в белесость при дальнейшей работе. Никогда не нужно писать один цвет от другого. В природе они существуют всегда вместе, всегда связаны и зависят друг от друга. Начиная писать тень на лице, необходимо тут же писать и свет и фон. Иногда нужно писать не то место, над которым долго бьешься, а соседнее. «Живопись — это весы, и если неверно берется цвет по силе напряженного света и цветовой окрашенности, то одна чаша начинает подниматься, а другая опускается. Необходимо равновесие», — при этих словах Борис Владимирович поднимал свои плотные, с очень подвижными, кистями и пальцами руки наподобие весов.

Говоря о живописи, Иогансон указывал, что в ней, как и в диалектике, идет борьба противоположностей и их единство. Теплые борются с холодными, темное со светлым, находясь в гармонии целого. Заканчивая свое посещение мастерской, он добавлял: «Самое трудное в живописи — найти цвет, какой надо, и положить, куда надо».

Вспоминаются советы Бориса Владимировича по технике письма. Подойдет, бывало, к этюду и заставит хорошенько проскоблить лезвием бритвы работу, протереть чесноком. Потом покрыть то место, которое собираешься писать, загустевшим маслом и тщательно растереть тыловой частью ладони. Когда пишешь по таким образом подготовленной поверхности, получаешь истинное наслаждение.


У Русского музея.  1953


Как-то писали обнаженную натурщицу. Этюд почти получился, но голова не попадала по тону. Тогда Борис Владимирович посоветовал по сухому протереть луком и закончить акварелью. Так он делал, когда писал картину «На старом Уральском заводе». И голова приказчика выходила по тону вперед головы заводчика.

При выборе палитры советовал иметь палитру белого цвета. Она не допускает грязных смесей. Особенно это видно вначале работы, когда белый холст. Заставляя нас всегда держать палитру чистой, считая, что палитра не только дощечка для смешивания красок, но и место для нахождения и образования цветовых отношений, строящих гамму.

Борис Владимирович, рассказывал, как он, будучи учеником К. А. Коровина, долго бился над отношениями обнаженного тела и новой табуретки. На холсте не получалось. Тогда он начал искать на палитре. «Будет толк», — подходя, сказал Коровин. В связи с этим вспоминается, как Борис Владимирович одной студентке трогал эскиз. Прежде чем начать поправлять работу, он стал на палитре находить отношения неба и земли. На слова студентки: «Как красиво у вас получается!»?– он ответил: «Нужно, чтобы всегда на палитре цветовые отношения были приятны для вас. Это как бы генеральная репетиция».
Говоря о наследии, Иогансон не советовал внешне подражать мастеру. «Попытайтесь понять, что волновало того или иного художника в натуре, как рассуждал он в процессе творчества, почему он выбрал именно этот, свойственный его характеру, мироощущению прием, а не другой. Старайтесь понять причину воздействия произведения мастера на зрителя. А чтобы сохранить себя, сохраните свое, необходимо быть честным и искренним в работе с натуры. Старайтесь всеми силами выразить средствами живописи восторг перед красотой природы. В самой природе заложена живопись.

А вот как сделать, чтобы живопись стала искусством? Для этого нужно чутье художника». При работе над эскизом Иогансон требовал такого композиционного решения, чтобы без названия, без комментариев доходила идея художника, чтобы тема на расстоянии читалась как плакат. Помню, как в очередной приезд Борис Владимирович зашел, когда я работал над дипломной картиной. Он посоветовал убрать две фигуры. Я убрал – и стало лучше. Оказывается, они не были нужны ни по смыслу, ни по пластике. Впоследствии, работая над сложными психологическими картинами, постепенно углубляясь в суть темы, мне не раз приходилось жертвовать уже полюбившимися героями ради образного выражения мысли.



В. Руднев

И еще запомнился один разговор в связи с дипломом. Борис Владимирович порекомендовал наклонить фигуру девочки. «Пусть берет цветы», — сказал он. Я ответил, что наоборот, девочки сами приносят цветы на выставку. На что он заметил: «Никогда не идите от литературщины. Всегда идите от образа
и от пластики, как это делали великие мастера. Литературщина — это вид слабой живописи, возникающей, когда художник не в состоянии подняться до большого обобщения художественного образа и подменяет его удачно найденной темой».
После окончания аспирантуры мы работали в мастерских на улице Марата. Вот туда-то по нашей просьбе летом 1961 года приехал Борис Владимирович. Я еще раз смог убедиться, как удивительно точно он угадывал основную мысль в картине и советовал освобождать холст от ненужных деталей, мешающих выражению этой мысли. Черед дошел до моей мастерской.

Посмотрев работу, подумав, он сказал: «Художник, который хочет во всем выиграть, — это явный проигрыш». А мне хотелось передать  солнечный день ранней весны. Все было ярко, пестро и, несмотря на жизненность темы, за излишней декоративностью терялось главное в картине.

После просмотра всех работ завязалась дружная беседа. Один из присутствующих заметил: «Хорошо бы для работы иметь капиталец». Тогда Борис Владимирович рассказал, как трудно ему пришлось, когда он работал над одной из первых своих картин «Узловая железнодорожная станция в 1918 году». «Все зависит от самого художника. Если художник любит искусство, он переносит все невзгоды. Жизненные трудности — это проверка мужества, стойкости характера. Настоящий художник ни за какие блага не променяет свою скромную трудовую жизнь на дешевый временный успех в искусстве.
Пусть искусство для вас будет первой необходимой потребностью».


Мастерская Б. В. Иогансона 1953 

На фото слева направо во втором ряду: Алексей Широков, Федор Севастьянов, Бабарыкин, Игорь Симонов, Василий Руднев, Оганес Минасян, Иосиф Архипенко, Федор Калегов, Анатолий Смирнов сидят: Евгений Мальцев, Валентина Пушнякова, Пак Ген Ран, Борис Иогансон, Леонид Худяков, Петр Ивановский, Борис Харченко

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Статистика

Пользователи : 10965
Статьи : 130
Ссылки : 3
Просмотры материалов : 3473582

Сейчас на сайте

Сейчас 583 гостей и 1 пользователь онлайн
  • emizyd